30 января 2020, 16:47

Интервью с лучшим экспертом Испытательной пожарной лаборатории в Сибири Сергеем Дратованым.

Сегодня, 30 января 2020 года, отмечается 60-летний юбилей Судебно - экспертное учреждение федеральной противопожарной службы «Испытательная пожарная лаборатория» по Красноярскому краю». Мы поговорили о ее работе с лучшим экспертом Сибири Сергеем Дратованым.  


Расскажите, какие задания вам пришлось решать во время конкурса на звание лучшего эксперта? Сложно было победить?

Конкурс в этом году проходил в Иркутске. Наши коллеги постарались сделать так, чтобы конкурс стал не только полезным, но еще и интересным. На него приехали лучшие эксперты со всего Сибирского федерального округа - очень сильные специалисты. Поэтому победить было очень сложно.
Мы должны были подготовить презентацию, рассказать о себе, а потом ответить на очень большой тест - более 100 вопросов. По нему оценивались наши теоретические знания. После этого шел этап работы в лаборатории и с приборами, которые применяются на месте пожара.
Но самым основным этапом, который мог принести наибольшее количество баллов, стало исследование пожара. Там было четыре комнаты с разными очагами и причинами пожаров. Нужно было все исследовать, а потом составить первоначальное заключение - мы описывали признаки пожара, расположение очага и обосновывали свое мнение о причине.
Закончился он оценкой подготовленных нами заключений. Ее провели в виде игры. Один участник защищал свое заключение, а второй - изображал адвоката, чьей задачей было найти недостатки и “развалить” доказательства. Это было очень сложно, поэтому нужно было максимально использовать свое умение анализировать ситуацию, свое мышление. Но было и очень интересно перенять опыт своих коллег. 


Какие еще качества нужны эксперту кроме анализа и мышления?
Должна обязательно присутствовать целеустремленность, желание добраться до истины, до поставленной перед тобой цели. Еще нужны смекалка и умение концентрироваться. Порой нам приходится изучать десятки томов материалов, причем достаточно быстро, чтобы не отвлечься на что-то другое и не забыть важные моменты. Поэтому лучше задержаться на работе и доделать заключение, чем завтра начинать всю работу сначала. График работы у нас ненормированный.
Еще нужно техническое образование и тяга к знаниям. Приходится постоянно изучать специальную литературу, учиться работать с приборами, что-то рассчитывать.
Экспертом я работаю с декабря 2010 года, а до этого был инспектором пожарной безопасности. Работу сменил, скорее всего, как раз из-за желания развиваться, тяги к новым знаниям и наукам. Ведь работа инспектора - это нормативные документы и кодексы, а здесь область более обширна.
Наша работа похожа на работу криминалистов - ты получаешь какие-то конкретные результаты своих исследований, которые потом помогут установить истину. Но это еще и большая ответственность. Наше заключение суд считает вещественным доказательством. Поэтому мы не имеем права на ошибку - ведь это влияет на судьбы людей. Но могу сказать, что наша лаборатория находится на очень хорошем уровне в России по количеству аттестованных сотрудников и по качеству их подготовки. 


Как проходит работа по установлению причин пожара?
На пожар мы выезжаем всегда с дознавателями или следственной группой. Они ставят перед нами определенные вопросы, ответы на которые позволяют получить ответ и установить очаг пожара и его причину.
Давайте разберем на самом простом примере - пожаре деревянного дома. Здание сгорело полностью, но у нас есть методы, которые позволяют исследовать оставшийся после пожара уголь. Для этого по периметру всего здания, с каждой стороны, мы берем образцы этого угля. Потом он сушится и измельчается, а затем эксперт замеряет его электросопротивление. Наименьшее будет там, где горение происходило более длительное время.
То есть уже возможно предположить, что в этой зоне располагался очаг пожара. Сузив зону поиска, мы выясняем, что находилось в этой зоне и что могло явиться источником пожара. Для этого эксперту и дознавателям приходится вести “раскопки”. Все же сгореть не могло. Все равно останутся какие-то предметы. Их изымают и досконально описывают. Металлические предметы тоже мы изучаем, чтобы выяснить, сколько времени они нагревались.
Как только мы установили очаг пожара, круг источников зажигания резко сужается. Мы уже можем опросить собственников квартиры и выяснить, что находилось в комнате в этом месте. Например, они нам говорят, что там стояла кровать, а рядом была розетка с включенным в нее обогревателем. Тогда мы раскапываем и находим остатки этого электрооборудования, в лабораторных условиях его изучаем и устанавливаем его причастность к возникновению пожара.
Если загорелся, например, диван, и мы подозреваем, что это было преступление. Тогда мы точно так же изымаем образцы для определения наличия средств поджога. 


На примере того же дивана, как вы действуете, чтобы определить, что его подожгли?

Мы возьмем пробирку и в нее измельчим кусочек образца. Потом все это зальем специальным растворителем и подождем определенное время. Полученный раствор “упаривается” до определенного объема. Нужно очень мало образца, чтобы сделать вывод. Дальше мы в лаборатории изучаем этот материал и обрабатываем специальными реактивами. Под их действием нефтепродукты, если они были, начинают светиться при ультрафиолетовом свете.
Еще один способ позволяет определить не только факт наличия таких жидкостей, но и точно сказать, что это было. Анализ проводится с применением хроматогрофа - прибора, в котором жидкость испаряется при нагреве. За процессом следят высокоточные датчики, которые позволяют фиксировать все изменения. То есть после этого мы можем определить бензин, например, использовал поджигатель или дизельное топливо.
При исследовании места пожара еще используются приборы с ультразвуком. Их мы, например, используем для исследования полностью выгоревшего бетонного помещения. 


А бывает так, что не получается установить причину пожара?

Бывает. К сожалению, машину времени еще не изобрели, но существует множество приборов и инструментальных методик, которые позволяют получить хоть какой-то результат из того, что найдено на месте пожара. Но бывает так, что сгорело все, очевидцев нет, пожарных никто не вызывал. В таких случаях невозможно ничего сделать. 


Что чаще всего является причиной пожаров в Красноярском крае?

Пожары происходят из-за неисправного электрооборудования и печного отопления. А на третьем месте - поджоги. Но это чаще всего происходит в городах. Большая часть приходится на Красноярск.
Наш край и город растут, растет и количество работы. Строятся новые дома, новые объекты, а наша численность пока остается на прежнем уровне - 18 человек.
Когда я пришел работать, меня стажировал, помогал мне все понять, Астахов Максим Сергеевич. Он был лучшим экспертом России. 2 года он меня учил всему, что знал сам. Мы вместе ездили на пожары, он помогал осваивать приборы, читать их показания. Теперь уже мне приходится выступать наставником. 


Где проще искать причину пожара - в частном доме или в квартире?
В квартире. В частном доме или на даче может произойти обрушение, то есть нужно будет намного больше копать. 


А можете привести примеры пожаров, где работали эксперты нашей лаборатории?
В 2019 году самым запомнившимся происшествием стал пожар на Гусарова в Красноярске. Там погибли несколько человек, в том числе и дети. Следственный комитет сразу назначил экспертизы, мы провели полный комплекс исследований, проверили все изъятые вещи, приборы. Но нам удалось достаточно быстро установить точную причину пожара. За это наши сотрудники получили благодарственное письмо.
Я лично работал в 2014 году в доме на Шахтеров. Этот пожар произошел, когда я был на дежурстве. Мы работали там два дня - большая площадь, много квартир повреждено. Эксперты разбивались на несколько групп и проверяли каждый свой участок, а на следующий день объединяли информацию.
Потом на помощь нам пригласили наших коллег из Иркутска, они исследовали облицовочные плиты. Там было и уголовное дело и гражданские дела. По всем мы готовили заключения.
Но это не самый крупный пожар, который я видел. Был еще аэропорт Черемшанка. Тушили его большими силами красноярского гарнизона. Благодаря слаженной работе наших сотрудников мы сумели достаточно быстро установить все необходимые для следствия данные.
Оба эти пожара были очень большие. Это было главной сложностью. Нужны были масштабные исследования, в Черемшанке обрушились конструкции. Их ломали бульдозерами. Поэтому из-за большого наличия повреждений, мы работали там 3-4 дня. 


А какие пожары самые легкие для вас? Где не бывает никаких сложностей?
Автомобили. Они хорошо изучены нашими экспертами, принцип их работы ясен. Самое главное, что нам нужно - выяснить как долго автомобиль находился на парковке и был ли в момент возникновения пожара включен его двигатель.
Если эти обстоятельства известны, место, где искать очаг пожара сужается. После этого остается выяснить, что могло послужить причиной пожара. Чаще всего это поджог или электропроводка. Автомобиль после горения 5 минут восстановлению не подлежит. 


Как поменялась лаборатория, где вы работаете за 60 лет?

При создании она называлась испытательной станцией. Численность была маленькая, оборудование очень простое. А сейчас у нас есть лаборатория с современным оборудованием, совершенными методиками. Многое, что приборы позволяют делать, мы еще даже не освоили. Выросли очень значительно. 


Что пожелаете коллегам? 

Пожелать хочу постоянного стремления к лучшему, роста профессионального уровня. Важно, чтобы работа не превращалась в рутину. При самосовершенствовании этого не происходит, не будет профессионального выгорания. Работа воспринимается совершенно иначе, ты идешь на нее с радостью. 

Эта статья полезна?
100% посетителей считают статью полезной